Жизнь против СМЕРШа

Почему Украина выбрала не героическую смерть на миру, а публичное пленение защитников «Азовстали»

20 мая министр обороны России Сергей Шойгу отчитался перед президентом Путиным о локальной победе — «полном освобождении комбината («Азовсталь») и города Мариуполь от украинских боевиков».

В тот же день Владимир Зеленский дал телеинтервью национальным медиа по случаю трех лет своего президентства. Так совпало. Об «Азовстали» он сказал: «Гражданские — вывезены. Медики — вывезены. Вывезены тяжелораненые, вывезены раненые… В ближайшее время, даже не на днях, завершится вывоз всех». Все — это бойцы отдельного отряда спецназначения «Азов», 12-й бригады Нацгвардии Украины, 36-й отдельной бригады морской пехоты, пограничники, полицейские, добровольцы, территориальная оборона Мариуполя. «Ребята получили сигнал от военных о том, что они имеют полное право выйти и сберечь свою жизнь», — подтвердил Зеленский.

17 мая Генштаб Украины проинформировал общество: гарнизон выполнил поставленную боевую задачу. Командирам отдали приказ сохранить жизнь личного состава. Оперативные планы 20-тысячной группировки российской армии не просто разбились об утес «Азовстали». На глазах всего мира ее защитники за 83 беспрецедентных дня превратились в новых спартанцев при Фермопилах XXI века. Но и развязка приближалась смертельная…

Граждане требовали от власти штурма, деблокады силовым путем. От международных структур, лидеров Европы, США, высшего духовенства, в конце концов, — вмешательства, воздействия на Путина. Важно: защитники «Азовстали», подчеркивая, что готовы исполнить долг до конца, тоже не молчали. Мир сострадал и прятал глаза…

Вряд ли в эпоху информационных технологий существует что-то более мучительное, чем минутное видео из подземелья, обращение бойца, который может не дожить до следующего сеанса связи.

Как известно, военно-дипломатические усилия ни к чему не привели.

Для понимания, что именно пытался делать Киев, хватает эпизода об «очень большом числе» погибших вертолетчиков, о которых упомянул в интервью Зеленский: «Знали, что долететь почти невозможно. Долететь до «Азовстали» и привезти им лекарства, пищевые продукты, воду, забрать тела, раненых. Все это происходило. Многие вещи происходили, никто официально не мог комментировать. Почему? Потому что воздушных коридоров до «Азовстали» не было из-за их (россиян, — О.М.) мощной ПВО».

Повторюсь: приказ украинским военным на «Азовстали» отдал Генштаб. К решению такого рода, тяжелому, правильному и гуманному, не мог не иметь отношения Верховный главнокомандующий. Но в точке пересечения звания Главковерха с должностью главы государства формулировки «сдаться в плен», «получить гарантии от противника» звучали бы опасно. Они могли бы открыть синонимический ряд подозрений с обвинением в конце: «Зеленский сдает Украину Путину».

Потому президент стыдится слова «плен» и упорно называет операцию не иначе как «эвакуацией». Хотя все, включая тяжелораненых, отправлены по гуманитарным коридорам не на подконтрольную территорию, не в третью страну, как добивались бойцы, а в больницы Новоазовска и Еленовки — то есть в марионеточную «ДНР». А российские паблики пухнут от восторга, показывая, как идут «нацики», опираясь на костыли, как дают себя обыскать, на русском языке отвечая на вопросы: «Звание? Позывной?»

До последнего времени наблюдатели сравнивали перспективы защитников «Азовстали» с трагическими событиями восьмилетней давности, Иловайским «котлом». Жизни защитников «Азовстали» удалось вырвать у смерти на самом краю. Пока вырвать, по крайней мере. Следующий этап — обмен. Хотя уже есть разночтения относительно числа «эвакуированных».

Российская сторона говорит о 2439 военнопленных, а Международный Красный Крест, под эгидой которого проходит процесс — лишь о «сотнях» зарегистрированных украинских бойцов.

В Институте изучения войны (ISW) — эта структура ежедневно публикует информацию о ситуации на фронте в Украине — склоняются к мысли: россияне способны сознательно завышать цифры. Чтобы получить взамен как можно больше своих пленных и не потерять лицо признанием: 17-ти армейским батальонным тактическим группам РФ почти три месяца противостояла, по сути, горстка воинов. Отдельное сражение за судьбу военнопленных из «Азова» — впереди.

Победа российской армии над «Азовсталью» показала еще одно отличие России от Украины. В России, которая чем дальше, тем вернее следует заветам Ленина–Сталина–Гитлера и воюет по дисциплинарным уставам Красной Армии, то есть, ни в грош ни ставя человеческую жизнь, появление лозунгов сродни «Ни шагу назад!» и «Коммунисты (путинцы? Zeтинцы?) в плен не сдаются!» — вопрос ближайшего времени. А для реализации лозунга, ибо какой мобилизованный дурак захочет гнить в украинских полях, воскресят заградотряды и СМЕРШ, тут сомнений нет.

Клише из той части Второй мировой, что советская историография назвала Великой Отечественной, занимают весь объем под генеральскими фуражками. Отдать своим солдатам приказ на выживание? Немыслимо. В 1941-м защитников Брестской крепости, не погибни они, тоже сгноили бы в лагерях за измену родине.

Потому что мертвые удобны во всех отношениях: не расскажут, как на самом деле было, не затеют смуту. Знай цветы носи к памятникам и юношество носом тычь.

Правила и обычаи ведения войны (сошлюсь, например, на архивные свидетельства начальника Генштаба сухопутных сил вермахта Гальдера на Нюрнбергском процессе и воспоминания генерал-фельдмаршала Кейтеля) Гитлер и Сталин воспринимали одинаково — игнорировали. Гитлер считал: «Раз русские не признают Гаагской конвенции, то и обращение с их военнопленными не должно быть в соответствии с решениями Гаагской конвенции». Российские законодатели в целом разделяют подходы Адольфа и Иосифа: в Госдуме РФ уже предлагают судить пленных бойцов «Азова» без учета моратория на смертную казнь.

На этом коричневом фоне последний приказ, отданный из Киева «Азовстали», выглядит куда значительней и важнее, чем захват россиянами развалин «крепости», бывшего металлургического комбината: Украине нужны живые герои.

Check Also

Iran trained Russians on using armed drones, US intel says

The Pentagon has warned Iran not to provide armed drones to Russia for use in …